Шнобелевская премия





Шнобелевская премия 2006 в области акустики

Визжащий мел
Линн Халперн, Рэндолф Блейк, Джеймс Хилленбранд. "Психоакустика отвратительного звука". Perception & Psychophysics. 1986. №39. P.77-80.

Три ученых из Иллинойского университета, работающих в области неврологии и теории коммуникаций, объединили свои усилия и с помощью хорошего микрофона записали всевозможные отвратительные и приятные шумы. Потом свели продолжительность каждого к трем секундам, а громкость - к единому уровню. Вот список, составленный двадцатью четырьмя испытуемыми (от приятного к неприятному): колокольный звон, вращающееся колесо велосипеда, текущая вода, отдельная нота, точилка для карандашей, встряхивание металлических обломков, шипение телевизора, звук нагнетаемого воздуха, миксер, волочащийся по полу стул, выдвигание металлического ящика, деревом по дереву, металлом по металлу, пенопластом по пенопласту, мелом по школьной доске.

В итоге было доказано: нет ничего ужаснее звуков, извлекаемых из школьной доски при помощи мела. "Нас заинтересовало, какие именно компоненты этого шума так неприятны, - рассказывают исследователи. - Мы оцифровали сигнал и при помощи фильтра разбили его на составляющие. Затем применили одиннадцать различных настроек, после чего наши шумы оказались в диапазоне от двух до восьми килогерц". Авторы исследования были потрясены. Даже когда высокие компоненты шума были отфильтрованы, царапание казалось слушателям еще более мерзким, чем раньше. "Вопреки нашему предположению отнюдь не высокие составляющие делают этот школьный звук таким неприятным".

Исследователи проверили, может ли вызвать такой ужасающий эффект сила звука по-разному нарезанных шумов. Безрезультатно. Ни громкость, ни высота, ни глубина звука не явились причиной всеобщего желания истребить школьные доски. "Тогда мы решили исследовать, как со временем ослабляются составляющие шума. Для этого мы вырезали участки с колебаниями на уровне шума, а отдельные звуки - повысили. Например, мы изменили начальный царапающий звук, для чего "вывернули наизнанку" его амплитуду, а затем пересчитали новый звук вместе с первоначальным сигналом. Мы также вырезали пики царапания и соединили их в компьютере таким образом, чтобы они усиливались". Безрезультатно. Настоящее царапание и его демоделированный сигнал по-прежнему продирали подопытных до костей.

"Объем звука, по всей видимости, играет более важную роль в неприятных последствиях царапания по доске, чем свойства шума, которые мы меняли. Возможно, таким отвратительным этот звук делают сильные спады колебаний. Но если уменьшать пики и спады или изменять шум иным образом, все равно не получается объяснить, что именно является ядром царапающего звука".

Есть предположение, что адский звук терзаемой школьной доски где-то в самой глубине нашего мозга воскрешает воспоминания о некоем предостережении, которое когда-то спасло нам жизнь. "Например, тональность звука царапания по доске сильно напоминает крик японских макак, который они издают в момент опасности, - рассказывают исследователи. - Может быть, этот шум напоминает нам крик какого-то хищника, который раньше представлял для нас угрозу. Как бы то ни было, наша реакция на этот леденящий душу звук по сей день очень сильна".

В 2006 году это исследование получило Шнобелевскую премию.



Источник - Марк Бенеке, Прикольная наука, М., «КНИЖНЫЙ КЛУБ 36.6», 2011 г.
Рейтинг@Mail.ru
(c) 2010-2016 Шнобелевская премия ig-nobel@mail.ru